Что стоит за моральным понятием «добро»

Сократ был уверен, что если человек знает как поступать справедливо, то он так и будет поступать. Почти всё, что есть в обществе пронизано человеческими отношениями и имеет моральную сторону. Поступки в этом случае не могут быть равны каждый самому себе, они должны равняться еще и чему-то третьему.

Мы уже привыкли к тому, что всё в мире связано. Нас научили, что мысли материальны, и если хочешь что-то получить — смело визуализируй по полчаса в день — и всё будет в шоколаде. В предлагаемой системе, на первый взгляд, всё стройно и логично: захотел — получил.

О так называемом «лицемерии» в морали

Всё выглядело обычным, люди спокойно ехали, впереди на ступенях эскалатора стояли двое молодых ребят. У каждого было в руке по сумке, иногда они переговаривались. Он был очень мил и даже купил моему коту пакетик корма. Так что мир не без добрых людей, это очень приятно.

Уважать и беречь старость, например, на Кавказе и в Киргизии. Зевс повелел дать людям правду и стыд, но не как искусство или мастерство (лишь немногим), а чтобы все люди были причастны к стыду и правде, а кто не может, этого убивать, как язву общества. Поэтому любой гражданин и может подавать советы в делах государственного управления и других общественных делах».

Поэтому необходимо всякому, так или иначе, быть причастным добродетели, в противном случае ему не место среди людей». Платон. Соч. в 3-х тт., 1968, т. 1, с. 205-206). Я посвящу этой теме эссе, а в главе «Что есть моральное суждение» дам объяснение этой особенности, исходя из своей гипотезы о сущности морального суждения. На самый первый взгляд она делится на две сферы: житейскую сферу и философскую. Но этика в свою очередь делится на а) назидательную, проповедническую (речи Сократа, диалоги Платона, часть этики Аристотеля, труды Эпикура) и б) научную, аналитическую.

Странствуя по городам Греции и странам Востока, софисты обнаружили различия в нравах и обычаях разных народов. Выводы их были таковы: а) не существует неизменных моральных норм, обычаев, правил. Они изменчивы и относительны в зависимости от времени и места. в) Причина их изменчивости в том, что они исходят не от богов и не из природы вещей, а источником их является сам человек.

В благие намерения поверить труднее всего

Далее следует, что преследуя ту иную выгоду, люди устанавливают понятие добра, зла, справедливости. Но в таком случае не может существовать единого понятия о справедливом, нравственном (как это считал Сократ). Таковой была первая в Европе попытка взглянуть на мораль, как на феномен общественного сознания.

Разумеется, у софистов он был в зачаточном состоянии, но важен сам прорыв в сознании. Для сравнения и наглядности различия двух ипостасей этики обратимся к назидательной этике тех же веков в Древней Греции.

Как выглядит мораль с точки зрения её строения

В своих поучительных и познавательных беседах путем наводящих вопросов Сократ старался помочь собеседнику придти к пониманию «что хорошо, а что не подобает». В очень красивом и прозрачном диалоге с софистом Полом Сократ начинает беседу с утверждения: Я считаю, что несправедливый человек всегда несчастлив, а если не понес наказания – несчастлив вдвойне.

Житейская сфера морали

Итак, Сократ своими поучениями будоражил умы сограждан, приковывая их внимание к нравственной стороне поступков известных политиков, публичных деятелей полиса, влиятельных богачей. При этом он обращал внимание людей и на цели (насколько они хороши), и на средства, насколько они достойны человека.

Вопрос морального выбора человека оборачивается порой вопросом его жизни и смерти. Так было наложено моральное клеймо на невинные жертвы со стороны власти. Можно представить их моральные переживания «позора» и моральное состояние их близких.

Итак, в условиях войны правящая верхушка, скрывая свою вину перед народом, использовала вековечный моральный лозунг патриотизма в своих интересах. В этих жесточайших условиях каждый боец и командир должен был сделать выбор: слиться с официальной моралью в этом пункте или отринуть ее и обосновать для себя другую моральную позицию.

Первое звучит так: о морали нельзя сказать чего-то определенного, так как её требования меняются от века к веку, и совершенно различны у разных народов. Сторонники марксизма в этике обычно отзывались о морали как лицемерной, ханжеской, относя это к обществу с частной собственностью и особенно буржуазному.

Таким образом, одна и та же реальность, рассмотренная в аспекте цели, есть высшее благо, а в аспекте средств – добродетель

Нельзя же отрицать, что и в нём совместная жизнь людей, семья, труд, даже военная обстановка невозможны без отношений солидарности, взаимопомощи, симпатии, дружбы, любви, то есть добрых отношений.

Заметим также, что во все эпохи люди совершали нравственные подвиги, и те имена, что история сохранила, всем известны – это Сократ, Джордано Бруно, Кампанелла, Вольтер, Радищев и другие. То, что позволит ответить на вопрос: где та лазейка в инструментах морали (нормы, суждения), которая позволяет ей выдавать себя за абсолютную истину, прикрывая корыстные интересы групп и классов.

У меня есть возражение И.Канту. Не в удалённом «царстве целей» находятся нормы и установления морали, нет! Они живут и действуют среди нас, подобно маякам. В конце очерка приведём высказывание по поводу лицемерия в морали западного этика С.Стивенсона из его книги 1944 года «Этика и язык» (на русский язык не переведена).

Однако не существуют ив принципе не могут существовать человеческие поступки, которые состояли бы из одной формы, тем более всеобщей формы, и были лишены конкретного материального содержания

Для Аристотеля таким пределом являлась самодостаточность конкретных поступков, для Канта – их всеобщая и общезначимая законосообразная форма. Эти позиции являются очевидным образом односторонними.

Но ни долг индивидуального счастья, ни долг абстрактной человечности еще не есть моральный долг. Он становится таковым только в качестве долга перед ближними. Мораль соединяет, приравнивает то, что ни по каким законам чувственного мира и мира рассудка соединено, приравнено быть не может – человечество и человека, всеобщий закон и единичный поступок. Именно такого взгляда придерживались и Аристотель, и Кант, хотя и тот и другой сталкивались при его обосновании с непреодолимыми трудностями.

Читайте также:

Житейская сфера в свою очередь состоит из а) моральных отношений и б) обыденного морального сознания. А.Гусейнов переходит в моральную атаку на мораль (с.181). Стремление найти принцип добродетельных (моральных) поступков привело к тому, что остался один принцип без самих поступков. Моральные переживания своих и чужих поступков подчас глубоко затрагивают сферу «духа» человека, а нравственные устои личности способны влиять на его судьбоносные решения.

Другие посетители сайта сейчас читают:

Comments are closed.