Православные традиции и европейские новшества в московских дворянских семьях XVIII — начала XIX вв.

В 1797 г. в Петербурге и в 1802 г. в Москве были открыты два Екатерининских института. Но так было не всегда, и не так давно женщины стали равны с мужчинами в правах. В дворянском кругу было принято объявлять о свадьбе и заранее рассылать приглашения. Невеста в этот день ничего не ела и, по старой русской традиции, обязана была плакать. В этот день обменивались образами и кольцами.

Девичество относится к тем этапам жизненного цикла женщины, которые широко представлены в научной литературе применительно к разным социальным общностям и эпохам. При этом изучение «девичества» дворянских девушек в императорской России составляет видимое исключение. Во второй четверти XIX в. уже встречались первые браки, заключенные в более зрелом возрасте – на третьем и даже четвертом десятилетиях жизни дворянок.

До эпохи буржуазной модернизации девичество как жизненный этап осмыслялось в терминах социально навязываемого ожидания «решения участи», отождествлявшейся исключительно с замужеством. Вместе с тем на рубеже XVIII – XIX вв. в среде провинциального дворянства все еще был распространен «мужской» взгляд на женское образование как на недостойную альтернативу замужеству.

Православные традиции и европейские новшества в московских дворянских семьях XVIII — начала XIX вв.

Они не бесприданницы; придет время, повезу их в Москву, найдутся женихи для них». В условиях дворянского образа жизни взросление как «отделение от родителей», отрыв от родительской семьи в большинстве случаев были для девушек травмирующим обстоятельством. Ее, спешно увезя из Москвы в деревню, отец «выдал замуж за князя Якова Алексеевича Несвицкого, человека богатого, но мало подходящего ей по летам: ей было семнадцать, а супругу ее под семьдесят».

Механизм взросления, в том числе обретения собственной сексуальности, существенно различался у дворянских юношей и девушек. Для дворянских девушек любая информация на сексуальную тему блокировалась, вплоть до почти единственного «самоучителя» в виде романов. Не случайно и П.А. Осипова (1781—1859), и А.П. Керн, как явствует из писем и мемуаров, составляли прежде всего вербальную конкуренцию своим дочерям в общении с мужчинами, проявлявшими к ним интерес.

А.Н. Вульф писала А.С. Пушкину в начале марта 1826 г.: «Вчера у меня была очень бурная сцена с моей матерью из-за моего отъезда. Я не знаю, куда адресовать вам это письмо, я боюсь, как бы на Тригорское оно не попало в руки мамы…».

Вместе с тем дефлорация обозначалась ими в этических терминах – «сделать несчастною», «нарушить девичью драгоценность», «ввергнуть в поношение». Н.Л. Пушкаревой при анализе эго-документов дворянок XVIII – начала XIX вв. не удалось выявить «ни одного случая добрачной беременности и рождения ребенка до замужества». Основным содержанием этих социальных ожиданий была «своевременность» реализации дворянской девушкой матримониального и репродуктивного «предназначения».

1]Борисов С.Б. Мир русского девичества: 70-90 годы XX века. М., 2002; Кабакова Г.И. Антропология женского тела в славянской традиции. 8] См.: Белова А.В. Домашнее воспитание дворянок в первой половине XIX в. // Педагогика. 2001. № 10. С. 73; Она же. Повседневность русской провинциальной дворянки конца XVIII – первой половины XIX в. (к постановке проблемы) // Социальная история.

Этим процессом в основном занимались старшие сестры, братья или родители. В связи с этим обстоятельством домашнее женское образование существовало и развивалось в рамках свободного семейного уклада. Политика» в этой деликатной сфере сообразовывалась, прежде всего, с представлениями родителей о подобающем образовании их дочери, содержание которого во многом определялось дворянской культурой.

Родители были первыми наставниками девочек в вере. От матери дочь узнавала о существовании Бога, именно она учила ее молиться, соблюдать посты, читать православную литературу. Особую роль в процессе домашнего образования играло чтение, в основном французской литературы.

Позднее здесь был основан Воскресенский женский монастырь и в 1764 г. часть монастырских корпусов была передана Екатериной II «Воспитательному обществу благородных девиц»

Приглашенные наставницы девушек, в силу осуществления своей деятельности, обладали знаниями о мире, существующем вне стен «родового гнезда». Тем самым, начало женского институтского образования в России связано с открытием в середине XVIII в. Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге. Впоследствии во второй четверти XIX в. институты благородных девиц были открыты в Казани, Харькове, Нижнем Новгороде, Одессе, Киеве, Оренбурге и других городах.

Читайте также:

Так как жизнь дворянской девочки с ранних лет протекала в усадьбе и ограничивалась ее территорией. Причем часто речь шла о разнице в возрасте супругов в 10—20 лет. Но она могла быть и большей. Только на третий день свадьбы было разрешено придти на пир в немецких платьях и без общего поезда. Жених начинал проводить много времени в доме невесты. В XVIII веке существовали вполне определенные критерии, по которым определяли предполагаемых жениха и невесту в дворянском обществе.

Другие посетители сайта сейчас читают:

Comments are closed.