Знаменитости о Вере и Ведах — Флетчер

Джордж Рассел родился в 1867 году в семье ирландских протестантов. Как поэт, издатель и художник Дж. Расселл был достаточно известен в Дублине.

В 1885 году Расселл бросает обучение, и в том же году основывает, вместе с Йейтсом, с которым познакомился ранее в художественной школе, дублинское отделение Герметического общества. После ранней смерти Джаджа в 1896 году и смене курса Т. О. в А. Расселл выходит из неё и воссоздаёт в 1898Герметическое общество как независимую организацию.

Наряду с несколькими стихотворными сборниками, авторству Дж. Расселла принадлежат ряд мистических и политических статей и трактатов. В «Свече видения» он рассказывает, как каждый цветок был для него словом и мыслью. 2] Джон(«Джек») БатлерЙейтс(1871—1957) — одинизкрупнейшихирландских живописцев XX века, родной брат Уильяма Батлера Йейтса.

Магия в теории и на практике

В 1866 он вступает в Теософское общество и становится одним из создателей дублинской ложи Теософического общества. Наряду с Йейтсом и Грегори, он был одной из центральных фигур консервативной части ирландского Возрождения. В период между 1905 и 1923 годами он издаёт журнал Irish Homestead, и между 1923 и 1930 годами — журнал The Irish Statesman.

В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей. И это — вовсе не инициалы. В научных кругах AE известен как первый из друзей У.Б. Йейтса, его коллега по перу, по увлечению теософией и по учебе в дублинской Столичной школе искусств.

Я думаю, эта мудрость вложена в нашу душу, дабы вести и наставлять ее»

У меня есть картина AE — дорога, ведущая вверх по склону горы. За пеленой дождя дорога кажется пустынной и неприветливой. Когда ему исполнилось 11 лет, семья переехала из Лургана в Дублин, и он так и остался дублинцем до конца своих дней, войдя в число самых знаменитых деятелей Ирландского возрождения.

Двумя годами позже Йейтс вступил в Эзотерическую секцию этого общества, но AE не последовал его примеру. Он предпочитал обходиться без посторонней помощи в своих духовных исследованиях, хотя одно время ставил с Джонсоном опыты по передаче мыслей. В 1890 году друзья в некотором смысле поменялись ролями.

Эти годы AE впоследствии вспоминал как счастливейшие в своей жизни. В то время он занимался индийской медитацией и намеревался прожить всю жизнь в целомудрии

Однако он остался верен памяти Е.П. Блаватской и продолжал верить как в ее учение, так и в ее тибетских Учителей. И вера эта была следствием того, что AE сталкивался с чем-то подобным на личном опыте. Он стал и остался теософом потому, что его собственный опыт согласовался с теософским учением. В 1890 году для AE закончилась студенческая юность.

Ибо вскоре после поступления на работу в магазин Пима он присоединился к маленькой теософской коммуне, именовавшейся попросту «Дом» и обитавшей в доме №3 по Аппер-Или-плейс. Дом» был одним из основных центров интеллектуальной деятельности в Дублине, местом официальных собраний и неформальных встреч.

Чем сильнее в нас устремление к высшему, тем сильнее и вдохновение

В той же книге AE описывает одно воспоминание, к которому привела его эта ретроспективная медитация. Я забрел далеко по дорожкам парка и, помню, в какой-то миг повалился ничком на траву: так меня поразил ореол волшебства, мерцавший над купой нарциссов.

В ее теле есть места, более восприимчивые, и в этих местах легче могут проявляться инородные сущности»

Памятуя об этом первом прозрении, AE всегда оставался в убеждении, что человек не может жить одной лишь пользой. В своих фантазиях я был одним из Сынов Света в некоем праотеческом раю; и до нас доходили слухи, что где-то есть Дети Тьмы, и самая мысль о них внушала нам страх и отвращение.

Тогда-то он и понял, что «золотой век — вокруг нас», что в бессмертной жизни Духа Земли ничто не пропадает бесследно и что этою жизнью «мы живем и движемся и существуем». То, что мы видим, — постиг AE, — это лишь внешний покров земли; но для тех, кто истинно зряч, наша планета божественно преображается и предстает как «многоцветная земля» Платона.

Мы исходим из предположения, что Вселенная — это духовная сущность и стихии подчинены разумному руководству <…> Эти силы ждут, когда мы возьмем над ними власть. Каждый из нас живет в доме своего тела, но его совершенство и сложная жизнь его — это работа той мудрости, не ослабляющей ни на миг своей власти над каждой клеткой.

Дух Земли низвергается в бесчисленные формы жизни <…> У каждого народа — своя культура. Он критиковал христианскую религию и европейскую культуру за то, что они черпают свою духовность у греков или иудеев. Тем самым народы Европы освящают дальние страны, но не тот воздух, которым они дышат, и не ту землю, по которой ступают. Если мы откажемся сотрудничать друг с другом в любви, полагал AE, то будем вынуждены сотрудничать под игом тирании.

И вот это, по-вашему, смогло дойти до меня через века нетронутым и непотускневшим — тогда как все остальное, чем занимались и что изучали мои предки, исчезло бесследно? Каждый из нас — верил AE, — получает в меру своих желаний. Она была отнюдь не простой, напротив — бесконечно сложной, как и следовало ожидать от существа, прошедшего много миров и вобравшего в себя все испытанное.

AE верил, что при помощи неких ассоциаций можно прикоснуться к тому, что теософы называют «акашической хроникой в астральном свете». Здесь AE говорит о богах Ирландии; но у каждого народа, у каждой цивилизации, не погрязшей, как современный мир, в невежестве и материализме, есть свои божественные прообразы.

Читайте также:

Дж. Расселл родился в семье бухгалтера. 3] Джордж Огастес Мур (1852—1933) — ирландский писатель, поэт, автор романов и рассказов, критик искусства, мемуарист и драматург. Вспоминается «Бракосочетание Рая и Ада» Уильяма Блейка и его Мессия-Разум, «сотворивший свое Царство Небесное из того, что он сумел похитить в безднах первозданного Хаоса». Джордж Мур однажды заметил: «Знаете, я думаю, AE — слишком великий человек, чтобы быть великим художником».

Другие посетители сайта сейчас читают:

Comments are closed.